президент Эйб Шулман 3 страница

– Что ж, чудесно! – сказала она с горечью. – Выходит, все к черту – столько трудов, расходов, одна трата времени…

Джонни покачал головой.

– Нет. Дело выполнимое. Я скорее возьмусь открыть сейф Рэйсона, чем какой‑нибудь другой. Не забудьте, что если знаешь, где спрятаны кнопки, сейф открывается сам. Его можно открыть, забрать камешки и смыться – и все минуты за три. Загвоздка, конечно, в том, чтобы узнать, где спрятаны кнопки.

Марта приободрилась.

– Ну‑ну, дальше…

– Сплошь и рядом сейфы покупают богатые, ленивые дураки, поэтому во всех местных отделениях держат планы размещения каждого установленного ими сейфа с указаниями, где скрыты выключатели. Это ввели после того, как одна богатая президент Эйб Шулман 3 страница старуха забыла, где спрятаны кнопки, и мастер тоже не мог вспомнить. Шуму было! Я хорошо помню. Она хотела взять драгоценности… пригласила в гости каких‑то важных шишек, а побрякушки свои достать не может. Так она подала на Рэйсона в суд – и выиграла. – Джонни ухмыльнулся. – Ну, и с тех пор Рэйсоны хранят монтажные планы всех сейфов. В каждом отделении – свои. Наш следующий ход будет такой: мы раздобудем эти планы так же, как добыли списки у Фрисби. Вот и давайте подумаем, как это сделать.

Во второй половине этого же дня Марта и Генри посетили отделение «Рэйсон сейф Корпорейшн» в Парадиз президент Эйб Шулман 3 страница‑Сити. Марта заявила, что собирается строить дом в этом районе и ей понадобится сейф. Пока Дэвид Хэкет, директор отделения, объяснял систему их работы, Генри в своей роли циника (чушь собачья… положи их в банк…) бродил по кабинету, украдкой осматривая замки, картотечные шкафы и ища провода, которые бы указывали на существование сигнализации. Кроме того, он удостоверился, что в конторе имеется копировальная машина, и запомнил ее марку. Когда Марта решила, что Генри успел высмотреть все необходимое, она сказала, что еще подумает и зайдет снова.

На виллу Генри вернулся мрачный.

– Крепкий орешек, – сказал он Джонни. – Там установлена сигнализация. Замки четырех шкафов закрыты президент Эйб Шулман 3 страница металлическими крышками. Я не смог снять слепки. Тут можно обломать зубы.

Джонни рассмеялся.

– И это все, что ты заметил? Теперь послушай, чем там еще угощают. После окончания работы в офисе включается электронный луч, который дает сигнал в полицию, если его пересечешь. Каждая дверь, которую ты откроешь, пошлет сигнал туда же. При попытке вскрыть сейф или картотеку срабатывает еще один сигнал. У Рэйсонов полно всяких трюков. Я знаю, работал у них. Но все это ерунда и вот почему. Рэйсоны не доверяют городской электросети. У них своя силовая установка. Достаточно выключить мотор, чтобы вырвать у них зубы. Им так нравится эта система президент Эйб Шулман 3 страница, что ее завели во всех отделениях. Если об этом не знаешь, тебе крышка, но я‑то знаю и сумею добраться до их картотеки.

– В самом деле, Джонни? – спросила Марта, сияя.

– Я знаю их порядки, как мало кто другой знает. Я все достану.

Марта отрезала себе большой кусок шоколадного торта, испеченного Фло накануне.

– А я уже начала беспокоиться, – призналась она, – Генри‑то совсем было приуныл.

– Можешь беспокоиться и дальше, – бесстрастно сказал Джонни. Он достал пачку сигарет и закурил.



Марта уставилась на него с набитым ртом. Встретив его холодный взгляд, она сразу встревожилась. Она поспешно проглотила кусок и спросила президент Эйб Шулман 3 страница:

– Как тебя понимать?

Последовала долгая пауза. Генри задумчиво смотрел на Джонни. Джильда, загоравшая в белом бикини, приподняла голову. Джонни заговорил:

– Без меня ваше дело сорвется. Если вы думаете, что я пудрю вам мозги, так и скажите. Тогда я с вами распрощаюсь, и знаете, что у вас получится? Ровно ничего!

Марта отложила недоеденный кусок торта. Ей стало ясно, куда он клонит.

– Дальше, – сказала она резким голосом, – договаривай!

– Ты сосчитала, что на мою долю придется 125 тысяч. – Джонни пустил дым из ноздрей. – Весь куш, если тебе верить, составит 600 тысяч. Так вот, слушай. Без меня вам не понюхать этих денег, не то президент Эйб Шулман 3 страница что заполучить. Так что… – он умолк, взглянул на Марту и Генри. – Моя доля – 200 тысяч, а остальные делите как хотите. Не нравится – не надо.

– Слушай ты, сукин сын! Если ты вообразил… – начала Марта, позеленев от злости, однако Генри остановил ее:

– Марта! Я сам!

Марта осеклась на полуслове и уставилась на Генри, который смотрел на нее со своим обычным невозмутимым спокойствием, полуприкрыв глаза набрякшими веками и не выпуская из своих пальцев дымящую сигару.

– Если этот гад… – опять начала Марта, но Генри вновь остановил ее жестом руки.

– Джонни прав, Марта, – сказал он. – Без него мы не справимся. Он – мастер. – Благожелательно улыбаясь, он повернулся к Джонни президент Эйб Шулман 3 страница: – Послушай, Джонни, разве нельзя договориться полюбовно? Не сойтись ли нам на 150 тысячах, а? И операцию организовала она. Ну, так как… 150 тысяч?

Джонни встал.

– Обсудите это между собой. Двести тысяч, иначе работайте сами. А я пойду купаться.

– Я тоже, – Джильда соскочила с лежака.

Не обращая на нее внимания, Джонни стал спускаться по ступенькам, ведущим на пляж. Джильда последовала за ним.

– Вот гад! – с яростью вырвалось у Марты.

– Ну‑ну, Марта, – спокойно пожурил ее Генри. – Этим ничего не добьешься. Хорошо, пускай он требует двести тысяч. Это еще не значит, что он их получит. Мы же не подписываем контракт. В суд президент Эйб Шулман 3 страница он не подаст, верно?

Марта напряженно смотрела на Генри, и бешенство в ее глазах угасало.

– Думаешь, ты с ним справишься, Генри?

– Во всяком случае, попытаюсь. В свое время я ставил на место немало прытких мальчиков. Дело в том, что без него нам действительно не обойтись.

– Как только я его увидела, сразу поняла, что у нас с ним будут неприятности, – от злости Марта не могла доесть свой торт.

Генри наблюдал за Джонни и Джильдой, плывущими рядом.

– И еще, Марта, Джильда влюбилась в него, – сказал он печально.

– Ты думаешь, меня это интересует?

– Мне нравится Джильда… хорошая девушка. Я не хотел бы президент Эйб Шулман 3 страница, чтобы с ней случилось плохое. – Заметив безразличие Марты, он переменил тему. – Когда он вернется, я соглашусь на его условия… да?

– Соглашайся на что угодно, лишь бы он не получил денег.

– Предоставь мне поговорить с ним.

Марта выбралась из кресла.

– Пойду вздремну.

Она заколебалась, желая что‑то сказать, раздумала и, тяжело ступая, ушла с террасы.

Через полчаса Джонни и Джильда поднялись с пляжа. Джонни задержался возле Генри.

– Ну?

– Порядок, Джонни. Мы все обсудили. Конечно, она недовольна, но куда же ей деться. Ты получишь 200 тысяч.

Джонни посмотрел на него в упор. От его холодного взгляда Генри стало не по президент Эйб Шулман 3 страница себе, но он сохранил свой невозмутимый вид.

– Ладно, – сказал Джонни. – Но имей в виду, я о тебе наслышан. Эйб говорил, какой ты жулик. Не пробуй надуть меня. Предупреждаю! – он снова в упор посмотрел на Генри и ушел к себе в комнату.

Генри достал платок и промокнул виски. Джильда легла на лежак.

– Она, наверное, рассчитывает оставить его с носом, – заметила девушка, надевая темные очки. – Смотри не соглашайся. Ты мне нравишься. Мне наплевать, если он свернет ей толстую шею, но я не хочу, чтобы с тобой случилась беда.

Генри откровенно любовался ее телом.

– Спасибо, малышка… Быть бы мне лет на двадцать моложе президент Эйб Шулман 3 страница…

Джильда рассмеялась.

– Ох вы, мужчины…

Спустя час после обеда Марта вышла на террасу, где Джильда ловила последние лучи солнца, а Генри трудился над своими биржевыми подсчетами. Джонни уже три часа не показывался из своей комнаты. Видя табачный дым, ползущий из его открытого окна, Джильда гадала, чем он занят. Она не тревожилась о своей доле, полагаясь на Генри, который обещал ей десять процентов с добычи. При удаче это означало 60 тысяч. С такими деньгами и при ее внешности, думала она, нужда ей не грозит. Джонни, потребовавший себе треть доли, вызывал у нее восхищение. В ее глазах восхищения заслуживал каждый, у кого президент Эйб Шулман 3 страница хватило духу спорить с Мартой.

– Где он? – требовательно спросила Марта, усаживаясь в плетеное кресло, которое сразу же угрожающе заскрипело.

– У себя в комнате, – ответил Генри, откладывая записную книжку. – Послушай, Марта, давай прекратим раздоры. Парень может выполнить эту работу, а мы – нет. Значит, мы должны заплатить ему. – Он подмигнул одним глазом. Эта маленькая речь, как догадалась Марта, предназначалась для ушей Джильды.

– Ладно уж, – отозвалась она. – Займись этим сам. – И она взялась за пяльцы. – На обед у нас курица по‑мэрилендски.

– Хорошо. – Генри вновь открыл свою записную книжку. – Фло замечательная кухарка. У нее… – он умолк, так как на террасу вышел Джонни.

Одетый президент Эйб Шулман 3 страница в голубой легкий костюм, он держал в руке чемоданчик. Он пересек террасу и остановился перед Мартой.

– Мне нужно триста долларов.

Марта в изумлении уставилась на него. Генри отложил записную книжку, а Джильда приподнялась на локте.

– Тебе нужно – что? – голос у Марты сорвался.

– Триста долларов, – спокойно повторил Джонни. – Я еду в Майами. Нужно кое‑что сделать.

– Никаких трехсот долларов ты от меня не получишь! – завизжала побагровевшая Марта.

Джонни посмотрел на нее жестким, холодным взглядом.

– Послушай‑ка ты, безмозглая дура, – произнес он тихим, но полным злобы голосом. – Ты хочешь обтяпать это дело или не хочешь?

Марта отпрянула, будто на президент Эйб Шулман 3 страница нее замахнулись. Генри вскочил и встал между ними.

– Ты не очень‑то вежлив, Джонни. Так не годится. Я этого не потерплю.

Джонни поднял сжатый кулак. Генри не шелохнулся, глядя прямо в сердитые глаза парня. Двое мужчин – один тщедушный и старый, второй сильный и молодой – долго смотрели друг на друга. Внезапно Джонни улыбнулся и его мышцы расслабились.

– Люблю смелых ребят, таких, как ты, полковник. – Он обошел Генри и сказал Марте: – Я извиняюсь, но мне все же нужны триста долларов. Без денег я ничего не смогу сделать с электропитанием Рэйсонов.

Генри достал из заднего кармана пачку денег и протянул Джонни три стодолларовые бумажки.

– Держи президент Эйб Шулман 3 страница, сынок. Что ты собираешься делать?

– Я поеду в Майами… вернусь через три дня, а в четверг вечером устроим налет.

– Так ты и не объяснил, что ты намерен делать.

– Скажу, когда вернусь, – бросил Джонни в ответ и, не взглянув на женщин, вышел.

Никто не проронил ни слова, пока снизу не донесся шум отъезжающей машины. Тогда Марта сказала:

– Я разделаюсь с этим сукиным сыном, чего бы мне это ни стоило.

– Смотри, как бы он раньше с тобой не разделался, – заметила Джильда. – Я скорее поставлю на него, чем на тебя!

– Дамы! – резко вмешался Генри. – Прошу вас…… – он посмотрел на часы. – Скоро обедать президент Эйб Шулман 3 страница.

Следующие два дня показались Джильде бесконечными. Без Джонни жизнь была тусклой и серой. Она купалась, загорала и слушала старосветскую болтовню Генри со скукой, которую находила невыносимой. Марта ела и вышивала, угрюмая и раздражительная.

На третий день вечером после обеда они услышали, как подъехала машина, и, насторожившись, обменялись взглядами. Через несколько минут появился Джонни.

– Добро пожаловать домой, – сказал Генри. – Как дела?

Джонни уселся, закурил и в упор посмотрел на Марту. Он бросил лишь мимолетный взгляд на Джильду, которая специально к его приезду надела белое полотняное платье. Когда она вышла на террасу, Генри заметил, что она чудесно выглядит, но на президент Эйб Шулман 3 страница Джонни ее красота, видимо, нисколько не действовала.

– Все на мази, – сказал Джонни. – Нужно было вывести из строя их электроустановку, причем так, чтобы они не узнали. Для этого лучше всего подходит выключатель с часовым механизмом. Я навестил Эйба. У него всюду связи. Он послал меня к одному типу, тот достал мне униформу электрической компании Парадиз‑Сити. Я купил сумку для инструментов и таймер. Эйб дал мне адрес гримера, который прибавил мне пятнадцать лет и усы. Потом я отправился к Рэйсонам. Электросиловая установка у них в подвале, днем ею не пользуются. Я наплел сторожу, будто случилась авария, и он пустил президент Эйб Шулман 3 страница меня в подвал. Все случилось очень просто. Словом, сегодня в девять часов вечера таймер отключит ток. Нам остается только войти, отыскать папки, сделать фотокопии, убрать таймер – и до свидания.

Через два дня после того, как Джонни достал схемы сигнализации, Марта спустилась на большую террасу, где остальные сидели и читали газеты. Она была в отличном настроении. Фло приготовила завтрак, который ей пришелся особенно по вкусу. Марта не помнила лучших отбивных и пришла в такое хорошее настроение, что даже кивнула Джонни вместо того, чтобы нахмуриться. Она уселась.

– Теперь слушайте. Здесь у меня небольшой список, – она помахала листком бумаги. – Вот в чем фокус операции президент Эйб Шулман 3 страница: мы очищаем сейфы, а владельцы еще неделю‑другую не знают, что их ограбили. Так мы успеем обработать четыре или пять сейфов и смоемся, прежде чем копы всполошатся. – Она молчала. Все взгляды были устремлены на нее в ожидании. – Никакого чуда здесь нет. Я знаю, у кого есть стоящие драгоценности, знаю, где эти люди и что они делают. Особой хитрости тут нет: я вычитала все необходимое в светской хронике местной газетенки. Например, миссис Ловенстейн, у которой драгоценностей на 180 тысяч, легла в клинику и пробудет там три недели. У нас есть схема установки ее сейфа. Мы идем туда, забираем камушки, а миссис президент Эйб Шулман 3 страница Ловенстейн не узнает, что потеряла свое добро, пока не вернется из клиники. Ею мы и займемся для начала. Теперь следующая… миссис Уоррен Крэйл. У этой драгоценностей на 650 тысяч. В конце недели она уезжает с мужем на рыбалку и проведет в море пять недель, а мы тем временем выпотрошим ей сейф. Вот миссис Джексон, у нее на 400 тысяч. Она тоже отправится в плаванье на яхте. Есть и риск, что она возьмет кое‑что с собой, но все же. Все эти олухи надеются на свои сейфы, поэтому они оставляют ценности дома. Да и чего им беспокоиться? Все застраховано. Понимаете? Или президент Эйб Шулман 3 страница вот миссис Лэмпсон… 350 тысяч. Она на Багамах, развлекается подводной охотой. С собой она ничего не захватила, значит, будет наше. Как вам это нравится?

Генри уже слышал все это. Он ограничился кивком и посмотрел на Джонни, который сидел, уставясь в пространство.

– Звучит, – согласился тот, – если ты, конечно, не напутала с фактами.

– Здесь‑то нам и пригодится Джильда. – Марта повернулась к девушке. – Вот что надо сделать…

Бейнс служил дворецким у миссис Ловенстейн уже десять лет. Его импортировали из Англии, а в прошлом его услугами пользовались два титулованных семейства из самых знатных. Соблазненный огромным жалованьем, предложенным миссис Ловенстейн, он согласился приехать в президент Эйб Шулман 3 страница Парадиз‑Сити и стать во главе многочисленного штата прислуги. С тех пор он не переставал жалеть об этом. А впрочем, он был человеком честным и добросовестным, а потому, получая впятеро превышающее все, что в состоянии ему был платить английский герцог, он стойко сносил вульгарность миссис Ловенстейн, ее визгливый голос, ее кошмарные платья и ее ужасных друзей. К его счастью, она ежегодно ложилась в оздоровительную клинику, где с нее сгоняли лишний жир и вообще чистили снаружи и внутри. Через месяц она возвращалась в свой великолепный особняк, чтобы с новой энергией пить и объедаться. Бейнс нетерпеливо ожидал этого месяца, на который президент Эйб Шулман 3 страница оставался в доме один. На этот срок вся прислуга получала отпуск. Все накрывалось чехлами, и довольный Бейнс устраивался отдыхать в своих апартаментах на последнем этаже, состоящих из спальни, гостиной, ванной и маленькой кухни. Бейнс самозабвенно любил телевизор. Почти все свободное время он проводил, уставясь на мерцающий экран.

Однажды утром, около половины двенадцатого, когда он любовно накрывал на стол, готовясь к ленчу, в дверь позвонили. Бейнс всегда одевался безупречно, хотя сейчас был в одной рубашке. Это был невысокий, дородный розовощекий человек лет 68, с редеющими белоснежными волосами и безмятежными голубыми глазами – само олицетворение английского дворецкого. Он нахмурился, погасил газ, на котором разогревался президент Эйб Шулман 3 страница петух в вине, приготовленный накануне, снял фартук и на лифте спустился в прихожую. Перед дверью стояла темноволосая, строго одетая девушка. На ней было синее платье с белым воротничком и манжетами и большие очки от солнца. Иссиня‑черные блестящие волосы лежали как шлем на ее изящной головке.

Парик и платье полностью преобразили Джильду в серьезную и деловую служащую.

– Я из компании «Акме», чистка ковров, – представилась она и протянула карточку, которой снабдил их Эйб.

Бейнс прочитал карточку, аристократически приподняв брови.

– Я полагаю, здесь ошибка… – начал он.

– Миссис Ловенстейн звонила из клиники, – объяснила Джильда. – Она просила нас оценить, во что обойдется чистка президент Эйб Шулман 3 страница ковров у нее в гостиной и спальне.

Бейнс не удивился. Находясь в клинике, миссис Ловенстейн не выпускала из рук телефона. Сколько раз посреди хорошей передачи раздавался звонок и ему приходилось выслушивать нытье миссис Ловенстейн, косясь на экран одним глазом.

– Понимаю, – сказал он и широко раскрыл дверь. – Что вы намереваетесь делать?

– Можно взглянуть на ковры? Мне нужно измерить их для оценки.

Девушка пришлась ему по душе. Аккуратная, почтительная – таких он одобрял. Он показал ей ковер и стоял рядом, пока она измеряла его короткой линейкой. Затем он провел ее на второй этаж, в спальню миссис Ловенстейн, огромную комнату с зачехленной мебелью президент Эйб Шулман 3 страница. Джильда измерила ковер и, закрыв записную книжку, спросила:

– Так миссис Ловенстейн вернется только через несколько дней?

– Мадам будет отсутствовать минимум три недели, – сказал он, внутренне ликуя.

– Тогда у нас достаточно времени, – Джильда весело улыбнулась. – Мы пошлем миссис Ловенстейн результат оценки и, если она согласится, я сообщу вам, когда мы сможем забрать ковры. Так будет удобно?

Довольный ее хорошими манерами, Бейнс ответил, что будет вполне удобно. Спускаясь на лифте, она спросила:

– Вы здесь совсем один?

– Да, – ответил он с радостным вздохом. – Основной персонал в отпуске.

– Я уверена, что вы цените тишину и покой, – сказала Джильда, выходя из лифта. – Приятно, должно президент Эйб Шулман 3 страница быть, хоть ненадолго остаться одному – особенно в таком прекрасном доме.

Бейнс растрогался.

– Очень приятно, – он отворил дверь. – Я всегда говорю, что с телевизором не чувствуешь одиночества.

– Вы любите телевизор? – Джильда повернулась и посмотрела на него сквозь темные очки. – Я тоже. Когда возвращаюсь домой, включаю его, и больше мне ничего не нужно. До свидания.

Бейнс смотрел, как она спускается по ступенькам к белому «Опелю». Вспомнив, что еще нужно разогреть петуха, он закрыл дверь, задвинул засов и направился к лифту.

В ту же ночь Джонни и Джильда проникли в дом. Для Джильды не составляло труда забраться на второй этаж. Джонни стоял президент Эйб Шулман 3 страница и смотрел, как она поднимается по стене, словно по парадной лестнице. Она спустила веревку с узлами, и он вскарабкался к ней на балкон. Оконный замок она описала ему заранее, и он захватил все необходимые инструменты. Сверившись со схемой, они уже через несколько минут нашли кнопки, и еще через минуту сейф распахнулся. Джонни переложил драгоценности из футляров в принесенный с собой мешочек. Работа заняла меньше пяти минут. Ушли той же дорогой. Джонни запер окно снаружи, они спустились по веревке, отцепили ее, встряхнув свободный конец, и были таковы.

Первый налет закончился успешно.

Глава 3

– Чтобы представить эту историю в надлежащей перспективе президент Эйб Шулман 3 страница, – сказал Эл, – придется отступить теперь на три года назад. Скоро мы опять вернемся к начатому, но я хочу, чтобы вы имели в виду: все это происходило три года назад.

Я заверил его, что понимаю.

Эл кивнул и отпил пива.

– Так… расскажу вам теперь про Гарри Льюиса. В 38 лет Гарри Льюис стал мужем одной из богатейших женщин мира. Сам он вовсе не стремился жениться на ней – это она женила его на себе. С той минуты, как он попался ей на глаза, его песенка была спета. Она пожелала его к себе в мужья, а когда Лиза Коэн чего‑нибудь хотела, она всегда президент Эйб Шулман 3 страница получала желаемое. По части мозгов Гарри не выделялся, да и в делах не блистал. Зато он обладал выигрышной внешностью. Высокий, крепкий, красивый, он походил на какого‑нибудь актера, вроде Грегори Пека. Все в нем так и дышало обаянием и сексом, а улыбка просто валила с ног девушек того сорта, с которыми он обычно имел дело. Нечего и говорить, что у Гарри был целый табун девушек, которые опрокидывались на спину по первому его сигналу. Но если не считать неотразимой внешности, Гарри не представлял собой ничего особенного. Он радовался и тому, что больше везеньем, чем трудолюбием, сделался директором магазина президент Эйб Шулман 3 страница самообслуживания в Парадиз‑Сити. Это был один из целой сети магазинов Коэна. – Эл остановился и взглянул на меня. – Вы, наверное, слышали про Сола Коэна?

Я подтвердил, что слышал.

– Угу… Так вот, Гарри разгуливал целыми днями по магазину, улыбаясь продавщицам и не упуская из виду возможность наскоро притиснуть в углу тех, кто был не прочь. За свои труды он получал шесть тысяч в год. Он более или менее убедил себя, что выше этого уровня доходов ему не подняться и лучшей карьеры не сделать. Это не слишком его беспокоило… Он был не из породы честолюбивых. Регулярно получая свои шесть тысяч, он мог развлекаться президент Эйб Шулман 3 страница, иметь сколько угодно девушек и платить за двухкомнатную квартиру с видом на море. На ее балконе он проводил приятные уик‑энды, нежась на солнышке с очередной девицей на коленях или просто под рукой – так, чтобы далеко не тянуться, если придет охота. Только не воображайте, что Гарри был дураком. У Сола Коэна дураки не работают, но Гарри ничем не отличался. Со своей работой он справлялся и жил потихоньку.

И вот однажды жарким летним днем случилось то, что вывернуло его жизнь наизнанку и вверх тормашками. Представьте себе, как Гарри расхаживает по магазину, проверяя, как идет торговля, неотразимо улыбаясь президент Эйб Шулман 3 страница своим фавориткам, останавливаясь перекинуться словом с покупателями и чувствуя себя капитаном корабля в тихую погоду. И вдруг к нему подходит женщина. Я не раз видел Лизу Коэн, поэтому позвольте мне описать ее. Она была маленькая, темноволосая и тощая. У нее были большие глаза – лучшая ее черта – и отцовский нос, занимавший большую часть лица. Рот и подбородок выдавали раздражительность и агрессивность. В одном вы можете быть уверены: Лиза Коэн никогда бы не попала на обложку «Плейбоя». Поставьте на это свой последний доллар и будете спать спокойно. Когда она познакомилась с Гарри, ей было 29 лет. Одетая в белые брюки и синий свитер президент Эйб Шулман 3 страница, она казалась девчонкой‑подростком. Лиза приехала в Парадиз‑Сити на месячный отпуск. Коэны жили во Фриско, и это был первый визит ее сюда. Она провела здесь две недели на отцовской яхте в компании друзей, когда старик позвонил ей. Он просил ее заглянуть в магазин, посмотреть, как в нем идут дела, и доложить ему. Коэн очень полагался на суждение дочери и во время ее пребывания во Флориде часто поручал ей такие внезапные проверки. Пару раз ее отзыв был неблагоприятным, и директора неожиданно для себя оказывались на улице. Последние десять минут Лиза, незаметно для Гарри, наблюдала за ним. Она прошлась президент Эйб Шулман 3 страница по магазину, замечая, как разложены товары, как справляются продавцы, и получила благоприятное впечатление. Еще большее впечатление произвело на нее открытие, что этот рослый красавец‑мужчина – директор магазина. Не секрет, что Лиза была охоча до мужчин. Может быть, назвать ее нимфоманкой будет чересчур, но она была так близка к этому, что разницы тут почти никакой не было. Она могла бы выйти замуж двадцать или тридцать раз – при ее деньгах недостатка в желающих не было. Лиза переспала со многими из них. Это было ей просто необходимо, но она твердо решила, что мужа себе выберет сама и притом не такого, который женится только президент Эйб Шулман 3 страница ради денег. Увидев Гарри, она сразу решила, что за него‑то и выйдет. До сих пор ей встречались всевозможные типы мужчин: высокие, низкие, худые, толстые, обходительные, нахальные, молодые и старые, но ни в ком, кроме Гарри, не сочетались в таком избытке приятная внешность, атлетическое сложение и сексуальность. Поэтому она подошла к нему, глядя на него своими огромными живыми глазами, и назвала себя.

Сказать, что Гарри был ошарашен, оказавшись лицом к лицу с дочерью босса, – значит слишком мягко выразиться. Его охватила настоящая паника. Он думал, давно ли она в магазине… заметила ли, как он ущипнул за попку девушку из отдела косметики… видела президент Эйб Шулман 3 страница ли… Но тут он овладел собой и пустил в ход свою обаятельную улыбку.

– Добро пожаловать, мисс Коэн, вот приятный сюрприз.

Лиза заметила его испуг, и это понравилось ей. И еще ей понравилась его улыбка, от которой у нее сильно забилось сердце.

– Мне нужно поговорить с вами о делах в магазине, – сказала она отрывисто. – Когда он закрывается?

– В семь часов, – ответил Гарри. – Не зайдете ли вы в кабинет, мисс Коэн?

– Я буду здесь в семь с машиной, – сказала она. – Мы пообедаем вместе.

Повернувшись, она смешалась с толпой, и Гарри потерял ее из виду. Он выругался про себя, потому что уже президент Эйб Шулман 3 страница условился на вечер с новой девушкой, пообещавшей что‑то особенное. Но делать нечего – пришлось позвонить ей и отменить встречу. Гарри сказал, что возникли непредвиденные обстоятельства, и положил трубку, не дослушав ее визгливую брань.

До самого вечера он ломал голову над тем, какого черта понадобилось от него дочери магната, зачем она пригласила его пообедать. Он провел остаток дня у себя в кабинете. Гарри вообразил, будто она собирается проверить его отчетность, и от этой мысли его бросило в пот, потому что за прошедший месяц оборот снизился. Но он напрасно беспокоился. Во время обеда Лиза ни словом не обмолвилась про магазин. Она президент Эйб Шулман 3 страница ждала его в белом «Астон‑Мартине». Ее простое красное платье, судя по его покрою, стоило уйму денег. На ней не было ни украшений, ни чулок. Блестящие черные волосы были безукоризненно уложены. Если бы не нос, ее можно было бы назвать даже привлекательной. Гарри сел на пассажирское место, и машина тронулась. Его удивило, с какой уверенностью Лиза вела автомобиль. Она молчала, пока машина не вырвалась на прибрежное шоссе, и тогда вдруг спросила:

– Вы едите рыбные блюда?

– Ну, конечно. Я все ем.

Она сосредоточилась на управлении машиной, и Гарри, всегда предпочитавший сам держать руль, теперь ни разу не испытал президент Эйб Шулман 3 страница беспокойства, хотя она гнала на огромной скорости. Они остановились перед маленьким рестораном на пустынном песчаном берегу. Гарри знал, что цены здесь убийственные, и встревожился, хватит ли у него денег уплатить по счету. Но его опасения оказались напрасными. Увидев Лизу, подошел метрдотель и с поклоном проводил их в уединенный кабинет в дальнем конце заполненного публикой зала. Гарри ни о чем не спрашивал. Обед был заказан заранее: огромные креветки, чьи щупальца свисали из бокалов со льдом, лобстер в соусе из сливок и шампанского, а на десерт – земляника в кирше. Во время обеда Лиза, сидевшая напротив Гарри, откровенно изучала его и расспрашивала президент Эйб Шулман 3 страница, но не о магазине, как он ожидал, а о нем самом. Ошеломленный Гарри послушно отвечал на очень личные, даже назойливые вопросы. Кто его родители? Чем занимался его отец? Где он учился? Чего хочет достичь в жизни? (На это Гарри с некоторой уклончивостью ответил, что доволен работой в магазине. Но тут же перехватил острый из‑под сведенных бровей взгляд Лизы и поспешил добавить, что было бы, конечно, замечательно попасть в правление, хотя работа в самом деле ему нравится.) Женат ли он? Чем увлекается? (Гарри ответил – гольфом, но, скажи он правду, пришлось бы ответить, что сексом.) Настойчивые вопросы следовали один за другим президент Эйб Шулман 3 страница, вызывая у Гарри все большее недоумение и даже легкое негодование. Впрочем, как знать, успокаивал он себя, быть может, она допрашивает его, намереваясь предложить более выгодный пост. К концу обеда Лиза знала о Гарри почти столько же, сколько он сам. Но не все. Когда она вдруг спросила, как у него с сексом, Гарри выставил дымовой заслон. Ее любознательность зашла слишком далеко.

– Не жалуюсь… Нам обязательно об этом говорить?

Она испытующе посмотрела на него, потом качнула головой.

– Нет. Хотите кофе?

– Послушайте, мисс Коэн, – твердо сказал Гарри, чувствуя, что пора поддержать свое достоинство, – вы мой гость. Желательно, чтобы вы меня президент Эйб Шулман 3 страница поняли. Хотите ли вы кофе?

Лиза нетерпеливо передернула плечами.

– Не валяйте дурака, – сказала она грубо и отрывисто. – За все платит папа. Я только подписываю счета. При ваших заработках здешний счет вам не по карману… Так хотите кофе?

Позже, вспоминая этот момент, Гарри осознал, что он был решающим. Надо было либо дать ей пощечину, либо бросить на стол свой единственный банкнот в сто долларов и уйти. Но Гарри был не из того теста слеплен. Поколебавшись, он сдался, маскируя смущение под обаятельной улыбкой.

– Ну, спасибо… я не знал. С удовольствием выпью кофе.

С этой минуты он влип бесповоротно.

Они пили кофе с президент Эйб Шулман 3 страница бренди и обсуждали последние романы, поп‑диски и фильмы. И все время он чувствовал на себе пристальный взгляд больших черных глаз, которые шарили по его лицу, оценивали ширину его плеч, рассматривали его руки. Неожиданно Лиза сделала знак, подзывая метрдотеля со счетом. Она внимательно просмотрела его и даже пересчитала итог, потом расписалась. На тарелку легла десятидолларовая купюра – чаевые. При выходе из ресторана она передала какие‑то деньги метрдотелю. Гарри заметил это и дернулся, как от укола. Его коробила такая демонстративная, вульгарная манера тратить деньги. Бок о бок они подошли к машине. Гарри сказал, что никогда еще не обедал так хорошо, и президент Эйб Шулман 3 страница поблагодарил ее. Лиза не ответила. Она села за руль, запустила мотор и, когда Гарри устроился рядом, повела машину в направлении песчаных дюн.


documentapesoyb.html
documentapeswij.html
documentapetdsr.html
documentapetlcz.html
documentapetsnh.html
Документ президент Эйб Шулман 3 страница