За пределами ума нет страдания

Вопрос:Я вижу, как вы сидите в доме своего сына и ждёте, пока накроют стол к обеду. И гадаю, совпадает ли содержимое вашего сознания с моим, или частично отличается, или полностью отличается. Вы испытываете голод и жажду, как я, с нетерпением ожидая, когда подадут еду, или состояние вашего ума абсолютно другое?

Махарадж:На поверхности больших отличий нет, зато их много в глубине. Вы знаете себя только по чувствам и уму. Вы принимаете себя за то, что они предлагают, у вас нет прямого знания себя, только посредственные, неоригинальные идеи понаслышке. Что бы вы о себе ни думали, вы считаете это истиной, ваша За пределами ума нет страдания привычка воображать себя воспринимающими и описуемыми очень сильна.

Я вижу так же, как вы, слышу как вы, ощущаю вкус как вы, ем как вы. Я тоже чувствую жажду и голод и ожидаю, что стол накроют вовремя. Если я голодаю или болею, мои тело и ум слабеют. Всё это я воспринимаю достаточно чётко, но каким-то образом я не в этом, я чувствую себя будто плывущим поверх этого, отчуждённо и непривязанно. Даже не отчуждённо и непривязанно. Отчуждённость и непривязанность присутствуют как жажда и голод, есть также осознание всего этого и чувство огромной дистанции, как будто тело и ум и всё За пределами ума нет страдания происходящее с ними находится где-то далеко-далеко на горизонте. Я подобен киноэкрану, чистому и пустому, картины движутся по нему и исчезают, оставляя его таким же чистым и пустым, как прежде. Экран никак не затрагивается картинами, как и картины экраном. Экран перехватывает и отражает картины, но не придаёт им форму. У него нет ничего общего с катушками кинопленки. Они такие, какие есть, кусочки судьбы (прарабдха), но не моей судьбы, а судьбы людей на экране.

В: Вы же не хотите сказать, что у людей на экране есть судьбы! Они принадлежат сюжету, а не наоборот.

М: А как насчёт вас? Вы сами За пределами ума нет страдания формируете свою жизнь или она формирует вас?

В: Да, вы правы. Жизнь-сюжет разворачивается сама по себе, а я в ней просто один из актёров. Я не существую вне её, как и она не существует без меня. Я просто действующее лицо, не личность.

М: Действующее лицо становится личностью, когда начинает формировать свою жизнь, вместо того чтобы принимать её как есть, и отождествляется с нею.

В: Когда я задаю вопрос и вы отвечаете, что именно происходит?

М: Вопрос и ответ появляются на экране. Губы движутся, тело говорит — и снова экран чист и пуст.

В: Когда вы говорите «чист и За пределами ума нет страдания пуст», что вы имеете в виду?

М: Я имею в виду, что он свободен от содержимого. Для себя самого я невоспринимаем и непостижим, нет ничего, на что я мог бы указать и сказать: «Это я». Вы отождествляете себя со всем так легко, для меня это невозможно. Чувство «я не это и не то, ничто не является моим» так сильно во мне, что как только появляется мысль или вещь, сразу приходит чувство «это не я».

В: Вы хотите сказать, что всё время повторяете «я не это, я не то»?

М: Конечно, нет. Я просто выражаю это словами для вас. По милости За пределами ума нет страдания моего Гуру я осознал раз и навсегда, что не являюсь ни объектом, ни субъектом, и мне не нужно каждый раз напоминать себе об этом.

В: Мне трудно ухватить, что именно вы имеете в виду, говоря, что не являетесь ни объектом, ни субъектом. Вот сейчас, когда мы разговариваем, разве я не являюсь объектом вашего восприятия, а вы субъектом?



М: Смотрите, мой большой палец касается указательного. Оба они касаются и являются тем, к чему прикасаются. Когда моё внимание фиксировано на большом пальце, он является чувствующим, а указательный — «Я». Сместите фокус внимания, и соотношение поменяется. Я обнаружил, что каким-то образом За пределами ума нет страдания, смещая фокус восприятия, я становлюсь той самой вещью, на которую смотрю, и испытываю тот тип сознания, который она имеет, я становлюсь внутренним свидетелем этой вещи. Я называю эту способность проникать в другие фокальные точки сознания любовью, вы можете назвать это как угодно. Любовь говорит: «Я есть всё». Мудрость говорит: «Я есть ничто». Между ними двумя течёт жизнь. Поскольку в любой точке пространства я могу быть как субъектом, так и объектом восприятия, я выражаю это, говоря, что я есть они оба, и ни один из них, и за пределами обоих.

В: Вы делаете все эти необычные заявления о себе За пределами ума нет страдания. Что заставляет вас говорить такие вещи? Что вы имеете в виду, говоря, что вы за пределами времени и пространства?

М: Вы задаёте вопрос, и ответ приходит. Я наблюдаю себя—я наблюдаю ответ и не вижу никакого противоречия. Для меня совершенно очевидно, что я говорю вам правду. Всё это очень просто. Только вы должны верить, что я имею в виду именно то, что говорю, что я абсолютно серьёзен. Как я вам уже сказал, мой Гуру показал мне мою истинную природу и истинную природу мира. Осознав, что я един с миром и в то же время вне его, я освободился от всех желаний За пределами ума нет страдания и страхов. Я не рассудил, что должен быть свободен, я обнаружил себя свободным — неожиданно, без малейшего усилия. Эта свобода от желаний и страхов остаётся со мной с тех пор. Ещё одна вещь, которую я заметил, — это то, что мне не нужно прилагать усилий. Действие следует за мыслью без отсрочки и помех. Я также обнаружил, что мысли стали осуществляться сами, вещи встают на свои места гладко и правильно. Основное изменение произошло в уме — он стал неподвижным и тихим, реагирующим быстро, но не превращающим реакцию в привычку. Спонтанность стала стилем жизни, реальное стало естественным, естественное стало реальным. И во За пределами ума нет страдания главе всего — бесконечная любовь, тёмная и спокойная, сияющая во всех направлениях, всеохватывающая, делающая всё интересным и красивым, значимым и подлинным.

В: Говорят, что в человеке, реализовавшем своё истинное бытие, спонтанно возникают различные йогические силы. Произошло ли что-либо подобное с вами?

М: Пятиступенчатое человеческое тело (физическое и т. д.) обладает потенциальными силами, превышающими наши самые неистовые фантазии. В человеке не только отражена вся вселенная, перед ним лежит сила, способная контролировать эту вселенную, и ждёт, когда он ею воспользуется. Мудрый человек не стремится использовать такие силы, только если этого не потребует ситуация. Он находит способности и умения человеческой личности вполне соответствующими делам За пределами ума нет страдания повседневной жизни. Некоторые из этих сил могут быть развиты специальной тренировкой, но тот, кто щеголяет такими силами, всё ещё связан. Мудрый человек ничто не рассматривает как своё собственное. Когда в какое-то время и в каком-то месте какое-то чудо приписывается определённому человеку, он не устанавливает никаких причинно-следственных связей между событиями и людьми и не позволяет возникать каким-либо выводам. Всё произошло так, как произошло, потому что вселенная такая, какая есть.

В: Вселенная не кажется очень счастливым местом для жизни. Почему в ней столько страдания?

М: Боль имеет физическое происхождение, страдание -психическое. Вне ума нет страданий За пределами ума нет страдания. Боль — это всего лишь сигнал о том, что тело в опасности и требует внимания. Точно также, страдание предупреждает нас, что структуре воспоминаний и привычек, которую мы называем личностью (вьякти), угрожает потеря или изменение. Боль необходима для выживания тела, но никто не заставляет вас страдать. Страдание вызывается исключительно цеплянием или сопротивлением, это признак нашего нежелания двигаться вперёд, следовать течению жизни.

Как здоровая жизнь свободна от боли, так и жизнь святого свободна от страдания.

В: Никто не страдал больше чем святые.

М: Они вам сами это рассказали, или вы просто так думаете? Сущность святости — это полное приятие настоящего момента, гармония со всем За пределами ума нет страдания происходящим. Святой не хочет, чтобы вещи стали другими, он знает, что, учитывая все факторы, они неизбежны. Он дружен с неизбежным и потому не страдает. Он может испытывать боль, но она не расшатывает его. Если он может, он делает необходимое, чтобы восстановить утраченный баланс, — или позволяет вещам идти своим чередом.

В: Он может умереть.

М: Ну и что? Что он приобретёт, продолжая жить, и что потеряет, умерев? Что было рождено, должно умереть, что никогда не было рождено, умереть не может. Всё это зависит от того, чем он себя считает.

В: Предположим, вы смертельно заболели. Разве вы не За пределами ума нет страдания будете сожалеть и негодовать?

М: Но я уже мертв, или, скорее, ни жив, ни мертв. Вы видите, что моё тело ведёт себя как обычно, и делаете свои выводы. Вы не признаёте, что ваше сознание связывает только вас. Поймите, что ваш образ меня может быть совершенно неверным. Ваш образ себя тоже неверен, но это ваша проблема. И вам не обязательно создавать проблемы за меня и потом просить меня их разрешить. Я не создаю проблемы и не разрешаю их.


documentapehfbt.html
documentapehmmb.html
documentapehtwj.html
documentapeibgr.html
documentapeiiqz.html
Документ За пределами ума нет страдания